The Devil’s Violinist. Паганини: Скрипач дьявола

Poster

«Страсти по Паганини»

Однажды после концерта к Паганини обратилась восторженная поклонница:
— Маэстро, я готова сделать все, что угодно, чтобы всегда быть рядом с вами.
— Для этого вам нужно стать скрипкой Страдивари,- ответил музыкант
.

Не секрет, что жизнь великого итальянского скрипача Никколо Паганини как будто создана для масштабной экранизации. Авторы «Паганини: скрипач дьявола» изобретать велосипед не стали и сделали акцент на так называемых «страстях» гениального музыканта (со всеми вытекающими). На главную роль был приглашен (attention, please!) американо-немецкий скрипач-виртуоз и просто красавец Дэвид Гарретт, который, по его собственному признанию, является большим любителем музыки Моцарта и Мэрилина Мэнсона. Так что поклонники Паганини, будьте готовы к тому, что в этом фильме Гарретт играет фактически самого себя. Главный герой — невольный гедонист, утопающий во всеобщем обожании и ненависти одновременно, а в промежутках — truly idol и гений скрипки. Чем не байопик рок-звезды поколения нулевых? Окончательно слиться с самим собой, не выходя при этом из образа Паганини, начинающему актеру мешает сюжетная канва, в которой он вынужден сражаться то со скрипкой (коварное искусство всегда требует жертвоприношений, в прямом смысле), то с обществом (в лице милейших дам и непонятных пуритан), то с самим собой. И вот последнюю битву наш многострадальный герой безоговорочно проигрывает. Правда, на исходе душевных сил он всё-таки встречает чистую и невинную девушку-певицу, но разорвать порочный круг не так-то просто. Не знаю как вам, а мне сюжет отчаянно напоминает того же «Распутника» с Джонни Деппом или, на худой конец, недавнего «Дориана Грея». Но что бы там ни думалось, Дэвид Гарретт — несомненная удача кастинга. Во всяком случае на экране страдает он так же виртуозно, как играет в жизни (скрипка в его руках буквально трещит по швам). Правда, где-то на 30 мин. просмотра вспоминается официальная (и не очень) биография самого г-на Паганини, который, как известно, всю жизнь преклонялся перед своим кумиром, английским поэтом лордом Байроном, который, к слову, по части эпатажа в своё время ни в чём не уступал тому же Мэнсону, а по части экстравагантности и гениальности — Моцарту. Но при всей своей любви к романтизму и всевозможным загадкам Паганини никогда не пытался «казаться», он просто был — некрасивым (привет голубоглазому Гарретту), болезненным (всё родом из детства), непонятым (общество образца XIX века, конечно преклонялось перед его талантом, но принимать таким, каким он был на самом деле, упорно отказывалось), одиозным гением («талант не любят, а гения ненавидят» — его слова) и немного гедонистом (надо же себя чем-то радовать на волне всеобщей меланхолии и недоверчивости). А таких людей гораздо проще демонизировать и приписывать всевозможные пороки, чем разбираться в тонкостях душевной организации. Впрочем, в остальном придраться в фильме решительно не к чему. Кино в меру увлекательное, местами мрачноватое (даже готичное), местами походящее на полноценный реквием по гениальному музыканту, да и снято всё со всем возможным вкусом (и слухом). Правда, сам Паганини вряд ли бы остался доволен подобной интерпретацией. Достаточно вспомнить его завещание. «Запрещаю пышные похороны. Не желаю, чтобы артисты играли реквием. Пусть будет исполнено сто месс. Дарю мою скрипку родной Генуе, чтобы она хранилась там. Отдаю душу великой милости творца.» Да будет так, маэстро!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s